«Вода у нас и вкусная, и лучшая»
Насосная станция на водохранилище. Фото: Лариса Бахмацкая / «Русская планета»

Насосная станция на водохранилище. Фото: Лариса Бахмацкая / «Русская планета»

Почему на Ставрополье пьют электричество, и что можно найти в древней котловине бывшего Майкопского моря

В холле Ставропольского городского водоканала встречает пресс-секретарь Елена Афанасьева. Просит подождать пять минут, пока шеф не подойдет. Пользуюсь случаем и прошу воды, тем временем глазами ищу кулер.

– А у нас нет кулеров, они запрещены, — улыбается Лена. — Мы все пьем из кранов. Так решило начальство. Да и зачем нам воду где-то покупать, если своей целое озеро? И дома ни у кого кулеров нет, смысла в них нет, потому что вода в Ставрополе самая вкусная не только в СКФО, но и на Юге России, я уже не говорю про Москву и Санкт-Петербург. Мы-то знаем, что пьем, а что в магазинах продается — надо сначала в нашей лаборатории проверить.

Из крана по вкусу вода без запаха хлорки, белой мути и, действительно, не хуже покупной.

В этот момент появляется директор муниципального унитарного предприятия «Водоканал» города Ставрополя Александр Николаев, и сразу предупреждает, что программа плотная, надо обойти территорию и после этого ехать к единственному водохранилищу краевого центра — Сенгилеевскому озеру.

Сначала смотрим залы: для физических лиц, потом — для юридических. Внешне большой разницы в них нет. После заходим в комнату, где расположилась круглосуточная горячая линия в виде трех миловидных женщин, постоянно отвечающих на звонки по телефону 13-40.

– Это единый телефон «Водоканала», — шепчет, чтобы не мешать работе Александр Николаев, — любой может позвонить, и даже если не наш вопрос, девушки подскажут куда звонить или же свяжут с нужной службой или нужным отделом. Распределение звонков и прием заявок происходит круглосуточно. Можно звонить и с мобильного и со стационарного аппаратов. У нас договоренности со всеми мобильными операторами. Одни пошли навстречу бесплатно, некоторым мы платим за каждый звонок.

Следующий кабинет — центральная диспетчерская служба с интерактивным экраном, на котором видны все сети воды города. Показано и давление в разных резервуарах, и аварийные бригады, и нахождение всего транспорта предприятия. Сегодня в городе все спокойно, все машины в гараже, это тоже видно на экране. Директор предприятия говорит, что сейчас мы попадем в здание, куда ни один посторонний зайти не может. Никто кроме работников со специальными бейджами и фотографиями, которые сверяет компьютер. Это — очистные сооружения. Главный инженер предприятия Валерий Бобренко вспоминает, что когда-то в одном здании размещалось несколько контор, в том числе и газовики, и швейное производство.

– Но город расширялся, — неспешно поправляя очки словно читает лекцию Валерий Савельевич. — И мы их постепенно вытеснили. И в крае нет таких мощностей, как у нас, да и в СКФО. Наша вода питает четверть населения края. Этой водой пользуются и город Михайловск, и Грачевский район, и Шпаковский.

Проходим блок-пост и попадаем в самое сердце водоканала — тут расположены большие бассейны, в которых не только очищают воду через хлорирование, но и убирают муть.

– Ставрополь изначально почему появился именно здесь. Вся история прошлого века связана только с родниками, люди поселились на этом месте благодаря им.

– Родники не очень хорошего качества сейчас, пить из них мы не рекомендуем, — объясняет директор.

– Да, даже на святых источниках мы воду проверяем, — добавляет Валерий Савельевич.

– Есть устойчивый миф, что пить из родника полезней.

– Раньше у горожан альтернативы не было, 200 лет назад только из них и пили, но сейчас все поменялось, а память про родники в народе живет.

Лаборатория городского водоканала ежедневно проверяет качество поступающей воды. Фото: Лариса Бахмацкая / «Русская планета»

Начальник очистных сооружений Александр Бурым со стажем в 45 лет на предприятии объясняет, что все было построено в 60-70-х годах.

– Это огромные деньги, раньше-то строило государство, а наша задача — бережно относиться, сохранять производство в рабочем состоянии. На краевой бюджет такие очистные с нуля не построить, это около 3 млрд рублей, половина бюджета Ставрополя. Вся вода приходит сюда и уже потом распределяется по разным схемам в город и районы.

– Сколько бежит вода сюда из водохранилища?

– Труба 17 км от Сенгилеевского водохранилища. Кстати, вы про родники спрашивали, я добавлю, что Ставрополю с родниками не повезло совершенно. Что такое родник? Это огромная линза, и если она находится на глубине хотя бы 500 метров, тогда вода будет качественной. А наши родники неглубокие, и все загрязнения, которые мы же с вами и создаем, попадают в воду.

– В сутки сколько воды здесь очищается?

– Около восьми тысяч кубов в сутки, это много. Мы находимся в помещении с десятком бассейнов. Сюда приходит озерная вода. Воду смешиваем с реагентами, и под давлением проходит через специальный песчаный фильтр толщиной полтора метра. Так вода осветляется и течет в дренажную систему, где уже происходит отделение песка от воды. А уже потом обратным током начинается очередная стадия очистки — промывка.

Переходим в помещение с другими бассейнами. В воздухе пахнет так, словно рядом режут металл.

– Так мы и режем тут металл, окись железа, — улыбается моей догадке Александр Иванович. — Железо находится постоянно под сильным напором чистой воды, мы все время что-то меняем.

Дальше попадаем в традиционно тихое помещение лаборатории, где женщины в белых халатах «колдуют» над колбами, проверяют на образцы микроорганизмов «эталонную бактерию», которую раз в год присылают из Москвы. Вода проверяется на нефтепродукты, на свинец и прочие яды для человеческого организма.

– Приборы очень дорогие, хоть и отечественные. От двух миллионов и выше, — с гордостью показывает свое «хозяйство» начальник испытательной лаборатории по контролю качества питьевой воды Галина Бондаренко. — У каждой воды есть свои параметры. По всем показателям у нас вода хорошая.

– Пойдемте дальше, подгоняет нас директор Николаев, а то еще какую гадость занесем. А нам еще на озеро ехать.

– А если сравнивать с республиками СКФО, где самая вкусная вода?

– И вкусная, и лучшая — у нас, — пытается увести меня из лаборатории директор «Водоканала». — Сенгилеевское водохранилище относится к озерам первого класса, в самом водохранилище настолько чистая вода, что можно пить без очистки. А мы ее еще очищаем.

Сажусь в машину с главным инженером «Водоканала». Впереди — озеро с питьевой водой.

– Начиналась история озера с древнего Майкопского моря, части Сарматского моря, — проводит курс экологическо-исторической информации Валерий Савельевич, — миллионы лет прошло. Оно имело сероводородное заражение, поэтому глубже 150 метров в нем могли жить только бактерии. От него сегодня осталась толща майкопских глин, которые находятся в нижней части котловины и выходят на поверхность по побережью водохранилища. В них можно встретить отпечатки рыб, водорослей, ракушек. Самой уникальной находкой был зуб акулы. Озеро было непроточным, а концентрация солей в нем доходила до 12 грамм на литр воды. Естественно, что человек мог использовать этот водоем лишь в качестве рыбной ловли. В 1948 году на месте Рыбного озера было построено водохранилище с подачей кубанской воды по Невинномысскому каналу. Водосборный бассейн резко увеличился, а вода в нем стала пресной. Изменились и очертания берегов, появились новые заливы, полуострова.

– Вода вкусная, потому что она идет из предгорий, — объясняет Валерий Савельевич, параллельно говорит кому-то по рации, чтобы открывали ворота, и что мы едем на некую третью станцию.

Машина спускается вниз, проезжая пять или шесть постов, которые охраняют полицейские с короткими автоматами.

– Горная вода приходит сюда, в природный отстойник. Без хлора сегодня, увы, не обойтись, но это не вредно.

Сама третья станция стоит не на берегу озера, а в восьмидесяти метрах от земли, к ней ведет длинный мост. Третья насосная станция оказывается не менее уникальной, чем само озеро. От нее идет на вершину чаши труба диаметром 1400 мм, есть еще две трубы, но они немного меньше. Японские трубы, они спокойно проработают еще 100 лет. Трубы поднимают воду из котловины на высоту Останкинской телебашни. Для этого надо очень много электроэнергии, поэтому иногда и говорят, что мы пьем электричество.

– Эта станция запущена с 1971 года, у нее аналогов нет, придумали ее наши же инженеры из Кисловодска, подстраиваясь под нюансы Сенгилеевского. В Советском Союзе таких станций не было. Воду берем с глубины 8-10 метров, причем качаем ее десятью насосами. Ресурс озера может позволить качать многие сотни лет, но резервного источника, увы, нет, — заключает главный инженер.

«Денег на авиадвигатель не было, и он использовал мотор от “Субару”» Далее в рубрике «Денег на авиадвигатель не было, и он использовал мотор от “Субару”»Руководитель объединения пилотов рассказал, почему уровень развития частной авиации отражает уровень развития страны Читайте в рубрике «Титульная страница» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»