«Абхаз должен что-то делать руками, иначе нация погибнет»
Фото: Лариса Бахмацкая / «Русская планета»

Фото: Лариса Бахмацкая / «Русская планета»

Как гончар Аслан спасает кавказские рынки от азиатских сувениров

Иду к кисловодскому парку между торговых рядов. В центре города продают в основном сувениры: изделия из драгоценных камней, магниты с видами Кавказских Минеральных Вод, фигурки животных из металлов и дерева, китайские игрушки, китайские украшения, которые стоят дешево, но иногда теряют свой вид уже через неделю. Кое-где виден знаменитый кисловодский фарфор, который, правда, теряется в общей массе привезенных из Азии «одноразовых» сувениров.

В конце одного из хаотично развернутых рядов стихийного рынка стоят деревянные полки с выставленной на них глиняной посудой: турки, кувшины, сковородки, кофейные чашки, тарелки. Весь ассортимент блестит на солнце темно-коричневым цветом. Подкупает отсутствие узоров и надписей про Кавказ, вещи от этого почему-то кажутся качественными. На скамейке рядом сидит печальный мужчина с закрытыми глазами. Кажется, что он спит. Но почувствовав мой интерес, оживляется, объясняет.

– Меня Асланом зовут. Вы извините, я вчера дома выпил у соседа, голова побаливает. А ночью ехал, почти не спал. Сам я родом из Абхазии, а там сложно из-за стола уйти.

– Домашнее абхазское вино пили? — интересуюсь я.

– И вино, и чачу, — грустно вспоминает Аслан. — Сосед с лошади упал, и я его навещал.

Спрашиваю про товар, сколько стоит, где и из чего произведен.

– Все сам делаю, дома. После войны (конфликта Абхазии и Грузии — Примеч. РП.) долго сидел без работы, у нас вообще с работой плохо. Молодежь земли продает, чтобы машину купить, ценности традиционные стали теряться. А так нельзя, абхаз должен на земле работать, кукурузу выращивать или делать что-то своими руками, чтобы не зависеть от дотаций России, иначе нация погибнет без осознания самоопределения.

– Я была у вас в этом году, много брошенных домов, особенно за Сухумом.

– А вы почитайте книги, почитайте Паустовского, даже в 20-е годы прошлого века, когда в России везде был страшный голод и эпидемии, мы жили прекрасно, ни в чем не нуждались. Столы наши ломились от продуктов, приходили к нам со всего мира корабли и происходил обмен.

– Кукурузу продавали?

– Ну почему сразу кукурузу, — обижается Аслан. — Тогда все покупали наш сухумский табак: и японцы, и даже из Южной Америки и Африки за ним приплывали. А сейчас уже табак никто не выращивает. И я четыре года назад сидел дома и вдруг в один момент понял, что надо что-то делать руками. Ведь посмотрите, везде некачественные иностранные сувениры. Мы что, на Кавказе, без рук родились? Почему на наших курортах продают барахло азиатское? Неправильно это. Мы ведь лучше можем сделать, у нас в крови народные промыслы, передаются знания поколениями.

Аслан. Фото: Лариса Бахмацкая / «Русская планета»

– У вас в жизни что-то случилось четыре года назад? Как это — в один миг понять, чем дальше заниматься?

– Озарение такое. Решил, что не зря учился в художественном училище, хотел показать всем, что я умею, показать культуру. Я и портретным жанром могу заниматься. Я могу, как на Арбате, рисовать портрет за 15–20 минут.

– Но Арбат — это китч.

– Это да. Но продается же! Я у себя в селе веду кружок при школе, детям знания передаю. Я даже, простите за интимные подробности, в туалете зарисовки делаю, чтобы время не пропадало бессмысленно.

И так я сидел дома, что-то рисовал и наблюдал, как в Россию привозят продавать продукцию с Украины, из Грузии, а китайского барахла сколько — это мама родная! — деланно хватается за голову. — А мы, абхазцы, умерли, что ли? Моя керамика вся красная, чистая, не покрыта ничем, а другие посуду закрашивают краской, чтобы дефекты были не видны. Смой краску — и покупать не захочется. Грузия тоже раньше керамикой славилась, но они запекают не в муфельных печах, а в дровяных, а это всего 800 градусов, очень слабый обжиг, посуда будет пропускать воду, пористая такая структура получается, надо воском пропитывать. Да по цвету можно понять: если готовая посуда светло-кирпичного цвета, такую лучше не покупать.

Аслан показывает, как надо «спасать» грузинскую посуду: заливает невидимый горячий воск в чашку и болтает ею, чтобы воск пропитал дно и стенки изнутри.

– Так сейчас гудаутская керамика уже становится брендом даже на Кавказских Минеральных Водах, спрашивают. Всем надоела мишура.

– Конкурирующих фирм много?

– Да, очень много. И в России, и дома. Но мы своих клиентов не хотим терять. Я и своих детей учу, как лепить, и соседские приходят. Сейчас хочу гончарный круг себе сделать и учу детей догончарной технике кувшинов, они получаются, конечно, не очень аккуратными. Берешь колбаску и из нее лепишь. Но так один кувшин можно сделать, два, а объемов на продажу не получится.

Фото: Лариса Бахмацкая / «Русская планета»

– А какая температура нужна для правильного запекания?

– Турка, обожженная при температуре 1200 градусов, не будет пропускать воду, она превращается почти в стекло. Но мы же все знаем, что с фарфором надо бережно обращаться. Из кипятка в холодную воду нельзя — треснет. Надо поэтапно нагревать и также охлаждать. А если резко нагреть, то любая хрупкая вещь лопнет. Сварили кофе и отставили турку, пусть сама охладится, а уже потом можно мыть.

– Глина же нужна специальная? Не просто возле речки грязи накопать?

– Наши деды и бабушки рассказывали, что во время Великой Отечественной войны мыла не было, и они использовали для мытья головы жирную глину, которой в Абхазии много. В ней очень мало органических примесей. Как-то нашу глину возили в лабораторию Санкт-Петербурга, так оказалось, что из нее получаются изумительные кирпичи.

Еще до нашей войны Чехословакия построила возле города Гудаута кирпичный завод, а потом он оказался брошенным, как и многое другое. Там и карьер есть, и власти сколько говорили о том, что надо реанимировать Гудаутский кирпичный завод и создать на его базе завод керамической плитки — но так ничего и не происходит. Стоит все заброшенное. Я даже не беру глину в карьере, просто собираю оставшиеся необожженные кирпичи, размачиваю их. Все равно лежат повсюду.

– Где у вас больше покупают?

– Конечно, туристов больше в Кисловодске, Пятигорске. Люди в здравницы едут тысячами. Ну и покупают, конечно. Никто еще не жаловался. Наоборот, в следующий город приезжают на воды и приходят, еще покупают, хвалят.

Эта посуда еще и дешевая: чашки стоят по 150–200 рублей, турки — по 200–300, кувшины — по 400–500 рублей.

– Вот представьте кувшин… Хотя вот же стоит, можете не представлять. Смотрите: воронка — это голова, туловище женское — сам сосуд, ручки — руки. Изначально любой кувшин — это женский образ, или образ русалки.

– А свои «фишки» у вас есть?

– Я в шамотной глине делал всадника-лучника, в декоративном решении очень красиво. Еще зеркала делаю, обрамленные подсвечниками, но это уже из дерева. Занимаюсь самшитом, но это редкое дерево, дорогое. По цене схоже со слоновой костью, да и на вид похоже получается. Из вишни вытачиваю резьбу. Местные ребята раньше покупали и копировали уже массово. Я им пригрозил, говорю, автор — я, задумка моя, свое придумывайте.

Беру турку, она действительно напоминает стекло: темно-красная, блестящая, словно покрытая лаком.

– А много брака бывает?

– Да, бывает, что в печке изделия лопаются, трескаются.

– И куда вы деваете это?

– Да никуда, можно выбрасывать. Но у меня бесплатно разбирают для дизайна домов: сажают комнатные цветы, в саду какие-то дизайнерские ходы придумывают. А вообще одной гипсовой формы хватает на 15–18 обжигов.

Нас постоянно перебивают отдыхающие: торговля идет бойко, посуда Аслана людям нравится. Покупаю и себе две турки и крошечный колокольчик. Теперь варю кофе только в них, пока трещин не видно.

«У нас семьи разных конфессий отмечают праздники вместе» Далее в рубрике «У нас семьи разных конфессий отмечают праздники вместе»Корреспондент «Русской планеты» стала участником первого гастрономического халяль-тура Читайте в рубрике «Титульная страница» Кто виноват в постоянном росте цен?Часть населения России находится в психологическом замешательстве от развития ситуации Кто виноват в постоянном росте цен?

Комментарии

30 июля 2015, 12:49
Какой сознательный и правильный абхаз попался)) Все у него хорошо будет, только не останавливаться.
30 июля 2015, 12:10
Это да... Как ни странно, но главная проблема и беда большинства народа Апсны - это их собственная природная лень...! Ничегонеделание - это лучшее из того чем любят заниматься эти парни, причем, более ни кто в мире не может заниматься этим лучше них самих! ))
30 июля 2015, 09:33
Если у человека работают руки, то он не пропадет
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»