«Мы шли, чтобы умереть вместо молодых»
Фото: Екатерина Филиппович / «Русская планета»

Фото: Екатерина Филиппович / «Русская планета»

Ветераны боевого казачьего батальона — о том, чем казак в Чеченскую войну отличался от солдата

Двадцать лет назад, во время Чеченского конфликта впервые за новейшую историю в России появился боевой казачий батальон. Формировался он на добровольной основе. Меньше чем за пять месяцев службы из 507 человек личного состава были ранены 262 бойца. В боях в Грозном, Червленой, под Старым Ачхоем, Катыр-Юртом, Ачхой-Мартаном и Ведено погибли 25 казаков.

Раз в году казаки-ветераны батальона имени генерала Ермолова собираются в Покровском храме Минеральных вод на молебен за тех, кто не вернулся домой с войны.

– Мы сформировали 694-й отдельный мотострелковый батальон 135-й мотострелковой бригады, который входил в казачий полк имени Ермолова, — рассказывает РП Александр Волошин, заместитель атамана Терско-Малкинского округа, казачий полковник, участник двух чеченских кампаний. — В армии совершенно другие наименования, поэтому происходит путаница. Батальон имени генерала Ермолова — единица исключительно казачья, по-армейски он входит в 135-ю бригаду, но мы считаем себя его частью и храним его знамя в Покровском храме.

Когда батальон формировался, Волошин уже уволился из Вооруженных сил и оставался атаманом Терско-Малкинского казачьего округа.

– Просто не мог быть в стороне, поэтому пошел и проходил службу под видом сборов. Вместе со мной на таких же условиях пошли 60 офицеров запаса. Мы собрали совет атаманов, пригласили командующего округом и сказали: хотим защищать Отечество. А ребята, которые не были в запасе, заключили контракты. Они гроши (деньги — Примеч. РП) получали, а я гроши не получал. Был ранен, контужен, оставлен без компенсаций. Но это дело прошлое.

Впервые со времен Отечественной войны казаки составили настоящее боевое подразделение, хотя ни у кого не было опыта военной мобилизации. Сроки поджимали, и учиться действовать вместе приходилось уже в боевой обстановке. Это привело к необоснованным потерям.

Фото: Екатерина Филиппович / «Русская планета»

– Чем казак отличался от солдата? Мы шли на войну, полностью понимая, зачем мы туда идем. Мы шли, чтобы умереть вместо молодых. Заменить собой мальчишек, солдат-срочников, которые после себя детей оставить не успели, — говорит Волошин. — Мы шли, потому что Чечня — неразрывная часть России и ее нужно защищать от террористов. Мы шли за свою землю, за своего отца и мать, за свою жену и детей. А срочники тогда даже не понимали, где Чечня эта находится.

Первый бой батальона был в Грозном 8 марта 1996 года. Двое погибших, 17 раненых.

– Во время штурма селения Орехово полки справа и слева задыхались, а мы шли и выполняли боевую задачу, — рассказывает Волошин. — Тогда российская армия потеряла 25 человек, были уничтожены 40 боевиков. Это была ловушка, но ни у кого из наших бойцов не было в глазах страха. Государство увидело потенциал казачества — не только терского, но и во всей России. Я после войны стал по-настоящему верующим. Больше нет такого: тут верю, а там не верю.

– Двадцать лет назад мне было всего двадцать восемь, — говорит Олег Губенко, командир минометной батареи Ермоловского батальона, писатель, депутат Думы Ставропольского края. — Юноша с пылким взором шел воевать с боевиками под властью порыва. Сейчас приходит переосмысление тех событий. Многое можно было сделать по-другому. Я считал своим долгом увековечить память казаков, поэтому написал книгу. Она помогла мне успокоиться. Когда я выложил ее в интернет, мне стали звонить из других город и стран. Печатный тираж разошелся за пару месяцев.

Первый казачий батальон имени генерала Ермолова вывели из Чеченской республики в мае 1996-го, а 17 июня расформировали. Хотя участники боевых действий просили о переформировании и возвращении в строй — большие потери требовали перераспределить бойцов, — командование решило по-другому.

– На встрече я вижу перед собой дорогие мне лица героев. В первую Чеченскую мы вместе показали, что государство может опереться на казаков в самое тяжкое время. Мы готовы стоять на защите России — так всегда было и будет, — размышляет в беседе с РП Владимир Шевцов, почетный атаман Терского войскового казачьего общества, генерал-майор. Он участвовал в создании соединения, и именно он доказал высшему командованию необходимость формирования батальона из казаков-добровольцев. — Перед двадцатилетием полка я чувствую недоумение. Двадцать лет назад мы были уверены, что мы реальные защитники и большая сила государства, которая стоит на страже интересов своей родины. Поэтому сейчас я с болью вспоминаю расформирование и забвение батальона, который оказался нужен только в мясорубке войны против боевиков.

– То, что происходит в мире сейчас, меня не радует. Я военный и просчитываю все, что говорится и делается. Несмотря на свой возраст, все равно в случае чего стану в строй, — добавляет казачий полковник Волошин.

Прибавка к пособиям Далее в рубрике Прибавка к пособиямИндексация пенсий 2016 в Ставрополе: что ждет в текущем году Читайте в рубрике «Титульная страница» Кто виноват в постоянном росте цен?Часть населения России находится в психологическом замешательстве от развития ситуации Кто виноват в постоянном росте цен?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»