«Техника на пределе, летчики переживают»
Heli-ski — катание по нетронутым склонам диких гор с использованием в качестве подъемника вертолета. Фото: windowssearch-exp.com

Heli-ski — катание по нетронутым склонам диких гор с использованием в качестве подъемника вертолета. Фото: windowssearch-exp.com

Как вертолетчики-спасатели постоянно работают на пределе возможного

Командир авиационного отряда ФГБУ «Авиационно-спасательный центр Северо-Кавказского регионального центра МЧС России» Вячеслав Бодров пришел в авиацию в 1980 году. За 36 лет работы он провел в воздухе восемь с половиной тысяч часов. А в прошлом году стал лучшим летчиком-спасателем МЧС России. Вячеслав Бодров рассказал «Русской планете» о буднях авиационного отряда.

Василиса Прекрасная и Кощей Бессмертный на службе у МЧС

– В чем сложность вертолетных спасательных работ в горах?

– В нашей работе на Кавказе есть свои особенности — сложности при полетах в горах. Например, тушить пожары на высоте 2000-2500 метров технически гораздо труднее, чем возгорания внизу. С поднятием на высоту у вертолетов уменьшается мощность. На них стоят газотурбинные двигатели, чем выше — тем меньше тяга. Получается, что мы постоянно работаем на пределе возможностей. А раз техника на пределе, летчики переживают — нагрузка идет не только физическая, но и психологическая. Трудности есть и из-за особенностей рельефа.

По словам Бодрова, чтобы попасть на высоту хотя бы 3500 метров, бак вертолета не может быть полностью заправлен — лишний вес на высоте критичен.

– Запас топлива позволяет отлететь из Минеральных Вод на 300 километров в любом направлении и сесть на высотах до 4500 тысяч метров. Выше — еще меньше заправки. Взлетный вес вертолета Ми-8 — 13 тонн. Если его отправлять на 2000 метров, посадочный вес будет 12 тонн. На 4000 метров посадочный вес —10 тонн.

Многое зависит от температуры воздуха, ветра. Чем холоднее, тем лучше — воздух плотнее. Помогают web-камеры, установленные в горах. Они дают проверить фактическую погоду и температуру. Бывают такие ситуации, что на высоте 1500 метров невозможно сесть из-за ветра, а выше, на 3000 метрах, очень даже можно.

– На каких вертолетах работают спасатели отряда?

– Я начинал на Ми-8Т. Он не совсем горный, у Ми-8МТВ двигатель мощнее. Для гор лучше К-32 — меньше отвлекает летчика от внешних горных условий, не боится ветра. Пилоты в отряде работают как на Ми-8, так и на К-32.

У Ми-8 есть ласковое прозвище — Василиса Прекрасная. Потому что хвост длинный словно коса, корпус красивый, кабина просторная и обзор отличный. А вот К-32…

– Кощей Бессмертный?

– Нет, он просто не такой красивый, но им комфортнее управлять. К-32 удобен для летчика, но неудобен для тех, кого он забирает — сильный поток воздуха может сдуть пассажира или палатку, если пилот неправильно заходит на приземление.

Командир авиационного отряда ФГБУ «Авиационно-спасательный центр Северо-Кавказского регионального центра МЧС России» Вячеслав Бодров . Фото из личного архива.  

Командир авиационного отряда ФГБУ «Авиационно-спасательный центр Северо-Кавказского регионального центра МЧС России» Вячеслав Бодров . Фото из личного архива.

«Август-сентябрь месяц альпинистопада»

– Какой регион беспокоит летчиков-спасателей чаще всего?

– Мы выполняем задачи на всем Северном Кавказе. Это и Каспийском море, и пустыня — район Буденновска, и высокогорье.

Чаще всего проблемы возникают в популярных туристических местах — Приэльбрусье со стороны Азау, Безенги, Домбай. Здесь основная беда — незарегистрированные туристические группы. Меньше беспокоит Ингушетия, Северная Осетия, Чеченская Республика. Туристов там гораздо меньше, как и в Дагестане. Проблемы, в основном, не связаны с турпотоком. Это или пожары, или рыбаки потерялись на Каспии.

Спасатель считает, что у проблем есть сезонность: весной траву жгут, осенью идут на шашлыки и не тушат костры, а август-сентябрь — месяц альпинистопада.

– Был случай в горах Карачаево-Черкессии. Группа молодых людей — среди них была беременная женщина — ушла в горы по туристическому маршруту в районе Архыза. И как раз в это время начались грозы. С горы вниз ребят подвезли лесовозы, туристы разбили лагерь и отдыхают, а вот сообщить о том, что все в порядке, никому не удосужились. Естественно, родные бьют тревогу. Мы подняли вертолет, а группа где-то отдыхает.

Другой случай. В лесах КРЧ потерялись охотники — три дня не выходили на связь с родными. Вертолет вылетел на поиски, охотники увидели, что их разыскивают с воздуха — испугались и разбежались! Обычные охотники, все легально, сезон открыт… Но люди по инерции опасаются — думают, раз ищет вертолет, значит, что-то плохое с ними будет. Некоторые убеждены, что за отправку вертолета заставят платить. Этой городской легенде уже несколько лет — конечно, платить за спасение никто не заставит. Если бы все туристы регистрировались, мы бы не летали зря.

– А где нужно регистрироваться?

– В местных органах МЧС. Они есть в каждой республике. Вас попросят сообщить маршрут, количество людей в группе, оставить контактные телефоны. Спасатели сразу могут предупредить — вдруг на пути у вас что-то изменилось, например, дорогу завалило.

«Если месяца три не летаешь, на душе неспокойно»

– Были в работе случаи, которые вам особо запомнились?

– Два года назад на Эльбрусе был печальный случай. Мужчина и женщина поднялись на вершину во второй половине дня (по технике безопасности восхождение начинают ночью и завершают в первой половине дня, во второй погода часто портится. — Примеч. РП.). Началась гроза, парня убило молнией. Его девушка осталась на вершине одна — а на горе она была в первый раз. Замоталась в палатку, как-то смогла сообщить координаты. На следующий день мы увидели ее с воздуха и отправили к ней наземную группу.

Еще один случай. В 2012 году группа швейцарских альпинистов восходила на Безенгийскую стену со стороны Грузии. Лавиной у них занесло все оборудование. Веревок хватило только для того, чтобы перелезть на российскую территорию. Оказались на плато, окруженном трещинами. Сами бы никогда оттуда не спустились. Вечером со спутникового телефона они подали сигнал бедствия.

Мы вылетели за ними рано утром. У нас оказались неправильные координаты — спутниковый телефон альпинистов подвел. Уже когда мы возвращались и шли вдоль Безенгийской стены, я заметил на плато два камня. Удивился, откуда на такой высоте камни. Подлетели ближе – один камень встает. А это скалолаз из палатки вышел. Мы очень удачно забрали всю группу. В Безенги мы, конечно, сдали их пограничникам, границу-то они нарушили. Но спаслись.

Или вот несколько дней назад мы забирали с Эльбруса альпиниста с отеком легкого. Самое интересно, что когда мы были на горе, погода оставалась ужасной, стоило улететь — небо прояснилось через полчаса.

– А если непогода, что вы делаете? Не выходите в рейс?

– Если буря, то надо оставаться с ночевкой в лагере Эльбрусского высокогорного поисково-спасательного отряда в Терсколе и ждать, пока наладится погода.

– А у пилотов есть свои приметы? Помимо погодной сводки?

– Мы получили сигнал, начали работать. Надо подготовиться, проверить обстановку, прилететь, посмотреть, забрать. Мы постоянно заняты, приходится быть педантичными и очень въедливыми. Какие могут быть приметы? Когда уже вернулись, можно подумать и о приметах.

На работе некогда рассуждать о таких вещах. Немного отвлекся — и можно найти свой вечный склон.

– В регионе работают несколько частных вертолетных компаний, которые организуют heli-туры на Эльбрус, heli-ski (катание по нетронутым склонам диких гор с использованием в качестве подъемника вертолета. — Примеч. РП.) и другие экстремальные развлечения с приставкой «heli». Насколько это рискованное занятие?

– Я вам больше скажу, частные компании добрались до вершины мира — Эвереста. Летчику-испытателю одной вертолетной фирмы удалось коснуться полозьями снега на вершине. Это был вертолет марки Eurocopter. То есть, техническая возможность заходить на большую высоту у современной техники есть.

С одной стороны, это хорошо. А с другой, важно, чтобы у компании были местные гиды, которые знают, на каком склоне высадиться и как безопасно спуститься. Летчик, сертифицированный для heli-ski, сможет забросить группу на склон — а вот проблемы у них начнутся потом.

Поэтому перед heli-ski надо узнать возможности техники, проверить репутацию компании. И обязательно, чтобы были местные проводники. И обязательно — регистрация группы в МЧС.

Экстремалы — люди с адреналиновой зависимостью. Не знаю, есть ли она у пилотов. Но если месяца три не летаешь, на душе неспокойно.

Маленькие создатели Далее в рубрике Маленькие создатели«Дом ремесел» в Ессентуках успешно развивает творческие навыки у детей с ограниченными возможностями здоровья Читайте в рубрике «Титульная страница» «Собака лает – караван идет»Депутаты могли привлечь Зюганова к уголовной ответственности, но не стали «Собака лает – караван идет»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»