«Сложно построить дороже, чем Сочи»
Фото: ТАСС / Пресс-служба ОАО «Курорты Северного Кавказа»

Фото: ТАСС / Пресс-служба ОАО «Курорты Северного Кавказа»

Глава «Курортов Северного Кавказа» о том, как поставить россиян на лыжи, и зачем Ставрополью новые курорты

ОАО «Курорты Северного Кавказа» создано в 2010 году. Компания создавалась для управления строящимися курортами в Адыгее, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Карачаево-Черкесии, Дагестане и Ингушетии. Корпорация на 98% принадлежит правительству РФ, 2% поделены между ВЭБ и Сбербанком. На сегодняшний день КСК построили один из запланированных девяти горнолыжных курортов на Северном Кавказе. Генеральный директор компании Сергей Верещагин рассказал «Русской планете» о том, почему россияне выбирают море, чем интеллектуальные инвестиции лучше монетизированных, во сколько обошелся государству «Архыз», и сколько курортов не хватает стране.

– Сергей Викторович, компания в этом году отметит свое четырехлетие. Что уже сделано?

– Очень трудно оценивать сделанное, но нигде в мире таких курортов больше не строится: по площади, по объему задач, по инфраструктуре. Аналогов нет, процесс сложный. На первой стадии надо решить земельный вопрос. Во всех особых экономических зонах на Юге России, а они созданы в девяти субъектах России, только в Дагестане у нас остались проблемы, связанные с землей. У нас в управлении находится более 200 тысяч гектаров земли, это огромная территория. Звучит это, наверное, скучно, но очень важный момент.

– «Курорты Северного Кавказа» год назад запустили в эксплуатацию первый из кластерных курортов — Архыз. Заявлялось, что к новому сезону катания на курорте будут значительно расширены возможности для отдыха и занятий спортом: гостиницы, трассы различных категорий сложности, две канатные дороги, школа горнолыжных инструкторов, детский городок, зона катания для начинающих. Все это готово?

– Запустили, но назвали эксплуатацию тестовой, потому что не все было готово к работе. Мы понимали, что возможны проблемы со снегом, как и получилось. Но тем не менее курорт заработал. В начале ноября мы зафиксировали стотысячного посетителя Архыз. Это не просто те, кто заехали посмотреть, а кто купил билеты на подъемники, тем самым воспользовались услугами курорта. Мы ведем статистику и по приезжающим туда иностранцам. Приезжали из Польши, Испании, Франции. Мы должны курорт строить и ждать немцев и австрийцев. Они к нам приедут, чтобы посмотреть на диковинку, на Кавказ. Для них вообще Россия — это непонятная территория, а Северный Кавказ — непонятней в два раза, для иностранцев это скорей экстремальный туризм. А я ориентируюсь на наших туристов, и это не просто мои фантазии, я знаю цифры. В России катается на лыжах 2,5% населения. Это около трех с небольшим миллионов человек. Если брать ту же Европу, там катаются больше 30% населения, а в Швейцарии, Австрии 30% тех, кто стоят на лыжах. Представляете, какой спрос на наши курорты будет, если мы долю катающихся россиян на лыжах доведем до 7-8%. И количество постепенно растет, спрос увеличивается. Мы реалисты, и понимаем, что не сможем увеличивать в год по миллиону приезжающих кататься. Мы должны много сделать. А надо еще воспитывать культуру катания. И, к сожалению, действующие северокавказские курорты не создают такой культуры. Я посмотрел пункты проката оборудования: стоит сторожка 5 на 5 метров. Все вповалку: лыжи, палки, сноуборды. В Архызе уже другая картина, но нам предстоит много сделать, чтобы культуру катания воспитать, а без нее очень трудно объяснить людям, что такое горные лыжи, что это прекрасный вид отдыха. Это идеологическая задача.

– И как сделать, чтобы россияне катались на Кавказе, а не в Европе?

– Европа сама так заставляет делать, чтобы россияне туда не ехали. Они сделали все для того, чтобы русские сказали: «ну и ладно, нужны вы нам». Надо, чтобы те, кто летает плавать в ту же Турцию, приезжали кататься на Северный Кавказ. Стараемся не повышать цены, чтобы было дешевле, чтобы у наших соседей за Кавказским хребтом. Задача власти — рассказать, что тут безопасно, красиво.

– Учитывается, что люди, которые уезжают в Турцию искупаться и те, кто едет в Европу кататься на лыжах — контингент разный?

– Я езжу и на море, и покататься. Просто не все, кто ездит на море, умеют кататься на лыжах, но все, кто умеет стоять на лыжах, могут и на море слетать. Такое неравенство. Наша задача — привить культуру катания, культуру горнолыжного отдыха. Развитие подобных курортов, то, что мы хотим их привести их к европейскому качеству, потянет людей обратно. Они приедут один раз и поймут, какие красивые кавказские горы, какие вкусные хычины, какие люди здесь гостеприимные живут. И помимо этого они попробуют встать на лыжи, и загорятся. Не знаю таких людей, кто бы раз встал на лыжи и потом к ним охладел. А мы для этого делаем все от нас зависящее. Например, сейчас делаем искусственное оснежение и освещение двух из четырех трасс, чтобы можно было кататься ночью.

– Сколько на сегодняшний день вложено в Архыз?

– Государственных инвестиций в инфраструктуру — порядка двух с половиной млрд рублей. Частных инвестиций на середину этого года был миллиард 200 тысяч рублей. По бизнеспланам еще порядка 700 млн рублей будут вложены в ближайшие два года.

Совсем недавно появились у нас уже первые резиденты в нескольких регионах, которые строят гостиницы. В Чечне это компания «Ведучи», в Архызе у нас восемь резидентов. Общий объем инвестиций, которые определены бизнес-планами — более 10 млрд рублей. Радует, что частный бизнес проявляет интерес. Остальные точки — это Краснодарский край с Адыгеей, Осетия, Дагестан, Ставрополье, будут нами дальше вестись, будем проектировать планировку территорий ОЭЗ. Но мало построить курорт, надо еще и предлагать качественные услуги. Мы заключили соглашение с Северо-Кавказским федеральным университетом, с тремя вузами Карачаево-Черкессии, Чеченской республики и Кабардино-Балкарии, а также с Российским олимпийским университетом, который готовил кадры для Олимпиады в Сочи. Таким образом, мы создали базу, чтобы через 4 года на курортах трудились подготовленные специалисты.

– Когда «Курорты Северного Кавказа» создавались, заявлялось, что на Кавказ придут иностранные инвестиции. Скажите, есть ли проблемы с ними, с учетом нынешней экономической ситуации?

– Инвестиции бывают разные. Я бы не сказал, что непривлечение иностранных денег в проект — это проблема. На данном этапе эти инвестиции должны быть интеллектуальными, то есть сбор опыта, лучшего из Азии, Америки, Европы. Курорт — очень сложный механизм. В Европе они строятся по 40-50 лет, и они удивляются, что мы строим так быстро. Говорят, мол, ребята, надо все потихоньку делать. Так что мы впереди планеты всей. Что такое горнолыжный курорт? Схема во всем мире одинакова. Берется гора и рассчитывается, как по ней будет идти трасса. После этого уже строится подъемник, и только после этого определяется, на сколько мест строить гостиницы. Так нам и проектировал Архыз крупный французский оператор. У нас много контактов с иностранными партнерами, которые помогают с планировкой. Не бывает такого, что приехал я в Париж или Брюссель, вышел на улицу и повесил плакат, что у нас строятся курорты, приходите с деньгами. Нужно показать экономику, проект. Чтобы были понятны льготы, окупаемость. Инвестиции иностранные будут, просто пока я не хочу называть компании. На том же Архызе в ближайшие три года количество иностранных инвестиций составит около 100 млн евро, и это очень неплохо.

– Летом Александр Хлопонин во время своего выступления в Совфеде заявил, что государство приостанавливает строительство нескольких объектов туристического кластера, и в приоритете остаются лишь три зоны: Архыз в Карачаево-Черкесии, Эльбрус-Безенги в Кабардино-Балкарии и Ведучи в Чеченской Республике. Минус Дагестан, Северная Осетия, Ингушетия и Адыгея. Что касается Мамисона, Хлопонин отметил, что это очень дорогостоящий проект, подороже, чем даже Сочи обойдется. Никто официально эту информацию не опровергал.

– Сложно построить дороже, чем Сочи. Александр Геннадиевич эмоциональный человек и просто так выразился. Есть постановление Российской Федерации. Это серьезный нормативный акт, в котором определено количество особых экономических зон, прописано, что их девять. Нам надо сейчас спроектировать тот же Мамисон, планируем до нового года сделать план обустройства по этому месту. Есть другая проблема, но она не из разряда нереальных. Это отсутствие частных инвестиций. Наша компания рассчитывает на то, что подготовив территорию и обеспечив создание внутренней инфраструктуры, в том числе транспортной и горнолыжной, ожидаем, что придет частный инвестор. По Мамисону пока этого нет. Как только этот момент определится, мы активизируемся и будем работать. Никто ни один из наших объектов не убирал.

– Еще совершенно непонятная ситуация на Ставрополье со строительством так называемого «Города здоровья», который собирается строить «Олимпик Сити». Это якобы будет новый курорт, который появится  чуть ли не посреди поля. Многие эксперты сомневаются, что «Город здоровья» появится в крае.

– Я бы не стал с такой уверенностью делать выводы. «Олимпик Сити» работает по всей России, у них есть хорошие реализованные объекты в Москве, в Сибири. Проекту «Город здоровья» года три, я его впервые увидел, когда еще работал в Министерстве регионального развития. Я владельцу сказал, что проект классный, но надо решить несколько вопросов. Во-первых, определиться с землей, во-вторых, чтобы правительство Ставрополья подтвердило свою готовность работать, согласовало проект, и третье, — это инфраструктура и подтверждение собственных ресурсов. На сегодня этот проект не родился, он только начинает рождаться. И если мы создадим якорь к «Городу здоровья», например, медицинский кластер или огромный выставочный центр, этот проект может реализоваться, это будет фишка. Мы можем там сделать инфраструктуру, если будет там создана особая экономическая зона: газ подать, воду провести, дороги построить, и таким образом помочь частнику туда зайти. Но это надо делать с поддержкой власти.

– На Ставрополье мало курортов?

– Если посмотреть на то, что происходит в мире, то да, у нас мало курортов. Знаете, сколько приезжают отдыхать на Кавказские Минеральные Воды и в Карловы Вары? Сравните, и поймете, что нам курортов не хватает.

Как нас кулачили Далее в рубрике Как нас кулачили106-летняя Елизавета Умрихина из Ставрополя рассказала РП о своей жизни Читайте в рубрике «Титульная страница» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

26 ноября 2014, 15:36
То, что дороже, чем в Сочи не получится - это точно
26 ноября 2014, 18:26
В Сочи был аврал, потому очень многие работы стоили дороже, надеюсь это будет уроком для наших устраителей.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»